Ижорцы

Ижорцы, выделившиеся в конце I – начале II тыс. из южно-карельских племён, заняли южную часть Карельского перешейка и земли по берегам рек Невы и Ижоры. Отсюда они в XI-XII вв. продолжали постепенно продвигаться на запад, достигнув берегов рек Луги и Нарвы. Ижорцы расселялись чересполосно с водью и славянами.
Ранние сведения об Ижорцах скудны, археологические раскопки не обнаружили древних ижорских захоронений; наиболее ранние ижорские могильники датируются XIII—XIV вв., причём открыты они лишь в восточной части ареала. Видимо, старая форма погребального обряда (возможно, наземная) не позволила сохраниться более ранним захоронениям. В письменных источниках впервые упомянуты в 1220 г. в хронике Генриха Латвийского названы Ижорская земля («Ингариа») и жители её – ингры («ингарос»). В русских летописях от 1241 г. упоминается старейшина ижорян Пелгуй (или Пелгусий), который сообщил Александру Невскому о высадке шведов на берегах Финского залива.
В русских хрониках Ижорцы упоминаются, вероятно, под собирательным термином «чудь», относившимся, в частности, к населению прилужских и принарвских земель. Территория  расселения Ижорцев вошла, вероятно, в XII в. в состав Новгородской Республики, что определило дальнейшие судьбы этого народа, в частности то, что у Ижорцев не сложилось собственной государственности. Принадлежность к Новгороду определила мощное воздействие на Ижорцев славянской культуры. Это отразилось на принятии ими христианства в православной форме. Несмотря на христианизацию Ижорцы продолжали соблюдать многие языческие обряды и поклоняться старым богам, на что, в частности, жаловался Новгородский митрополит Макарий даже в XVI в. Тем не менее, в XVII в. Ижорцы, так же как и остальное православное население Ингрии, ушли с исконных земель, когда после Столбовского мира шведский король предпринял попытку обратить население завоёванной Ингрии в лютеранство. После того как Ингрия была возвращена России (1721 г.), большая часть Ижорцев вернулась на прежние места обитания, однако часть осталась в Новгородчине, на Оредеже. Какая-то часть Ижорцев, оставшихся в Ингрии после Столбовского мира, была всё же обращена в лютеранство, она утратила свою этническую принадлежность и постепенно слилась с финским населением заселившим в ходе XVII в. опустевшие земли. В середине XIX в. Ижорцев насчитывалось 17 тыс. человек, в 1926 – 16,1 тыс. человек.
izorcy.jpg
Основную роль в сокращении численности Ижорцев сыграли ассимиляционные процессы. Этническое самосознание и разговорный ижорский язык усойчиво сохранялись на северо-западе Ингрии (Кингисепский район), в то время как в центральной Ингрии (Ломоносовский район) язык сохранился лишь в нескольких деревнях по р. Коваши. Ижорцы, жившие на Карельском перешейке, растворились к XX в. среди местного населения, в поселениях на р. Оредеже в середине XX в. лишь несколько человек помнило ижорский язык. Лишь 36,8 % всех Ижорцев считает родным свой национальный язык. Русский язык назвали родным 51,8 % Ижорцев и ещё 37,8 % им свободно владеет.
Определённую роль в этом процессе сыграло школьное образование на русском языке. Кроме того, Ижорцы в известной мере причисляли себя к русским, исходя из конфессиональной принадлежности, в 1940-1950 гг. Ижорцы старались записаться русскими. Это объяснялось стремлением отделить себя от местного финского населения, которое в послевоенные годы было практически лишено права жительства в этих местах.

Н. В. Шлыгина (Москва)
Источник: Народы России: Энциклопедия. - М.: Научное издательство Большая Российская Энциклопедия,1994. - 479 с.