Пословицы и поговорки

Одним из популярных жанров мордовского фольклора является паремика (греч. paroimia) – изречение, краткое меткое выражение отдельных мыслей, понятий. Самым распространенным видом изречений является пословица. У мордвы, как и у других народов, пословицы создавались главным образом в крестьянской среде. Они возникали из трех основных источников: 1) сочинялись кем-либо как общие суждения, выводы из непосредственных наблюдений над жизнью, трудом и бытом народа; 2) выделялись из фольклорных произведений; 3) заимствовались из литературных произведений в процессе фольклоризации. В зависимости от происхождения пословицы имеют следующие стилевые разновидности: собственно пословицы, приметы, афоризмы, максимы.

Собственно пословицы – это основной массив пословичных изречений. Они созданы главным образом в целях обобщения жизненного опыта и бытуют как краткие, выразительные суждения, в которых содержатся конкретные образы, например: «Шнак пинеть удомста, а баярть – куломста» («Хвали собаку, когда спит, а барина – когда умрет»), «Мезе теят, секень неят» («Что посеешь, то и пожнешь») и т.д. Образность в пословицах создается метафорами, метонимией и другими формами иносказательности. Например, в пословицах «Ся енць (ломанць) вии, кона природать одкс тии» («Тот ум (человек) силен, который природу обновляет»), «Тиринь велев кись келей» («В родную сторонушку и дорога широка») образность создана с помощью метафор.

В основе образности пословиц часто лежит антитеза, например, лето – зима: «Кизось работай тялоти, тялось – кизоти» («Лето работает на зиму, зима – на лето»), «Тунда удат – сексня майсят, тельня лайшат» («Весной спишь – осенью маешься, зимой рыдаешь»); молодость – старость: «Од пингсь етай лиезь, сире пннгсь – молезь-тиезь» («Молодость проходит мигом, старость – тихим шагом»), хорошее – плохое: «Паро теят – берянь а неят» («Хорошее плохим не обернется»); добро – зло: «Кяжсь цебярь аф тии» («Зло добра не делает»), и т. д.

Кроме антитезы и иносказательности типичным формообразующим средством мордовских пословиц является ирония. Иронические пословицы обнаруживают острую и гибкую проницательность трудового народа в оценке отрицательных явлений общественной жизни, особенно поведения людей: «Нузяксось пели сталмодо, кода калмодо» («Лодырь боится трудностей как могилы»).

Композиция мордовских пословиц основана на интонационном членении, которое дает четкое и сжатое выражение мысли и содействует легкости их произношения и запоминания.

Размерность мордовской пословицы поддерживается ритмическим строем. Правда, ритм в пословице не такой строгий, как в стихе, в ней соблюдается только размерность членов. Так, в пословицах «Рана стяят – ламо теят» («Рано встанешь – много сделаешь»), «Кода маштат, стане шаштат» («Как умеешь, так и разумеешь»), ритмическая равномерность частей осуществляется даже количеством слогов.

Приметыявляются разновидностью пословичных изречений. Как и собственно пословицы, они имеют просторечный стиль, двухчленное композиционное строение и бытуют с давних времен, переходя из поколения в поколение в устной форме как результат обобщения жизненного опыта. В них также есть поучительный смысл, но в отличие от пословиц назидательность народных примет носит не дидактический, а наблюдательный характер. Образность примет создается не с помощью иносказательных понятий, а путем прямого сравнения: «Тялонда лама лешу шида – кизонда лама кшида» («Зима с инеем – лето с хлебом»); «Од иень менелесь тештев – кизэсь пештев» («Новогодняя ночь звездная – к урожаю орехов»); «Якшама майсь – козя урожайсь» («Май холодный – год хлебородный»); «Чись валгомсто якстере – варманень» («Ясный заход солнца – к ветру»); и т. д.

Подобные приметы возникли в результате длительных наблюдений над явлениями природы, поведением животных, птиц и даже насекомых, которые инстинктивно чувствуют изменения в природе. Эти приметы не отмирают, потому что в них содержатся проверенные многолетним опытом выводы.

Но есть и такие приметы, которые возникают на основе суеверий: «Каткась шли-нарды – инженень» («Кошка умывается – гость придет») или «Кержи пильгцень лангс шобдава стяят – кальдявти» («С левой ноги утром встанешь – к несчастью»).

Афоризмы также являются стилистической разновидностью пословичных изречений. Они так же, как и приметы, имеют аналогичную с пословицами композиционную структуру, тематику и формы бытования. Они не только дополняют, делают более, глубоким и злободневным пословичный состав изречений, но и придают оттенок большей значимости.

«Эряфсь фалу моли инголи, и кие аф кенери мельганза, ся фалу иляды фталу» («Жизнь идет вперед, и кто не успевает за ней, тот всегда отстает»); «Весе ломантне эрить, ансяк эрьвась эсь ладсо» («Все люди живут, но каждый по-своему»); У мордвы афоризмов гораздо меньше, чем собственно пословиц.

Максима – это такое афористическое выражение, которое отражает нормы поведения, например: «Улихть ломатть, конат эряйхть, кода панчфнень еткса палакст: кяждост лама, а цебярьсна аш, синь мяльсна куцемс сембода вяри, а ляткшнихть сембода алу» («Есть такие люди, которые живут, как крапива среди цветов: зла много, а добра мало; они хотят подняться выше других, но остаются ниже всех»).