Этнокультурное пространство современного мордовского романа

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет
им. Н.П. Огарёва»


                                      

                                                


У  Т  В  Е  Р  Ж  Д  Е  Н  О
Деканом
филологического факультета  
/М.В. Мосин/
«___» _________2012 г.
П  Р  И  Н  Я  Т  О
Учёным  советом
филологического факультета
«____»__________2012 г.
Протокол №___      




Рабочая программа дисциплины
«Этнокультурное пространство современного мордовского романа»

основной образовательной программы ВПО
по направлению подготовки
032700.68 - Филология
(магистратура)

магистерская программа
Взаимодействие фольклора и литературы в духовной культуре мордвы


Трудоёмкость дисциплины – 4 зачётные единицы (144 час.)






Саранск 2012




1. Цели и задачи учебной дисциплины
Учебная дисциплина «Этнокультурное пространство современного мордовского романа» предназначена для студентов магистратуры, обучающихся по направлению подготовки «Филология», магистерской программе «Взаимодействие фольклора и литературы в духовной культуре мордвы». Для изучения дисциплины необходимы знания, умения, компетенции, полученные магистрантами во время обучения на бакалавриате, в результате введения в профессиональную подготовку. Данный курс значительно обогащает знания магистрантов по проблемам взаимодействия фольклора и литературы в целом и по вопросам отражения фольклорной традиции в национальном романном слове в частности. Курс ориентирует магистрантов на осознание того, что современный мордовский роман – глубоко национальное художественное явление, имеющее в своей основе элементы поэтики фольклорной, что не только не понижает его эстетическую ценность, но привносит в романное повествование оригинальность, самобытность.
Обращение к фольклорным образам, сюжетам, символике, художественным средствам - устойчивая характеристика любой национальной литературы. Так как фольклор - это лоно литературы, она рождается из фольклора. Фольклор представляет собой доисторию литературы.
В литературоведении и фольклористике накоплен значительный опыт в изучении и научной разработке проблемы взаимовлияния фольклора и литературы. Теоретическим аспектам данной темы посвятили свои работы Л. И. Емельянов, У. Г. Далгат, Г. А. Левинтьян, А. П. Андриянова-Перетц, Д. Н. Медриш, В. Г. Базанов и др. В исследованиях Ю. М. Лотмана, И. Н. Топорова, Е. М. Мелетинского получила разработку проблема мифа и литературы.
Положение о том, что обращение к фольклору (особенно к той его части, которая известна под названием "традиционный фольклор") - это непременно уход от современности, и прежде не соответствовало действительности. Сегодня же к фольклору все чаще обращаются писатели, которые "на новом витке спирали" как бы возвращаются к долитературному, фольклорному слову и открыто стремятся к новизне формы. Конечно, обращение к фольклору само по себе не гарантирует ни прогрессивности, ни новаторства. Позиция писателя, глубина его народности - вот что, в конечном счете, определяет направленность его фольклоризма.
Чем богаче и многограннее литературное движение, тем глубиннее и основательнее фольклорные отражения в литературе. Гарсиа Лорка советовал поэту: "Нужно брать у народа всего лишь самую суть его сущности да еще две-три цветотворных трели, но никогда нельзя пытаться точно воспроизвести непостижимые слуху переливы его голоса, ибо мы можем только лишь замутить их хотя бы в силу нашего тонкого воспитания". Одним из существенных моментов, характеризующих становление любого писателя, М. Горький считал творческое обращение его к фольклору. Опыт дальнейшего развития литератур во всем мире показал, что эта тенденция продолжает сказываться не ослабевая.
Тот или иной случай обращения писателя к фольклору оценивается как историко-литературный факт, как объективный, документально подтвержденный момент творческой биографии писателя. В связи с этим рассмотрение фольклорной (этнокультурной) основы мордовского романа имеет определенную актуальность, значимость и научную ценность. Все это обеспечивает данной дисциплине актуальность и востребованность.

Цель изучения дисциплины – раскрыть мифо-фольклорные традиции в современном мордовском романе
Задачи изучения дисциплины – определить степень изученности взаимодействия фольклорной традиции и романного творчества в национальной литературоведческой науке; рассмотреть мотивы обращения мордовских романистов к фольклору и мифологии; проанализировать место и функции элементов этнообрядности в структуре мордовского романа; оценить роль элементов необрядового фольклора в сюжетно-композиционном, идейно-тематическом, образно-стилевом уровне современного мордовского романа.
2. Место дисциплины в структуре ООП.
М2.В.ОД.6 Профессиональный цикл. Вариативная часть. Обязательные дисциплины.
Учебная дисциплина «Этнокультурное пространство современного мордовского романа» изучается на протяжении одного семестра (3-ий семестр). На изучение дисциплины по учебному плану отводится 144 часа, из которых: аудиторных – 30 часов (лекционные – 8 ч., практические – 20 ч., КСР – 2 ч.); самостоятельная работа студентов – 87 часов, 27 ч. – подготовка к экзамену. Форма отчетности – экзамен (4 зачетные единицы).
Курс изучается параллельно с другими курсами: «Мордовский фольклор в творческом наследии Х. Паасонена», «Фольклорные традиции в поэзии З. Дорофеева», «История литератур финно-угорских народов Поволжья и Приуралья» / «Проблемы финно-угорского литературоведения и критики». В совокупности данные дисциплины гуманитарного цикла обеспечивают профильную филологическую подготовку.  

3. Требования к результатам освоения ООП. Компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины:
Выпускник по направлению подготовки «Филология» с квалификацией (степенью) «магистр» должен обладать следующими  компетенциями, дополнительными к компетенциям бакалавра:

а) общекультурными (ОК):
    способность совершенствовать и развивать свой интеллектуальный и общекультурный уровень (ОК-1);
    способность к самостоятельному обучению новым методам исследования, изменению научного и научно-производственного профиля своей профессиональной деятельности (ОК-2);

б) профессиональными (ПК):
общепрофессиональными:
    способность демонстрировать знания современной научной парадигмы в области филологии и динамики ее развития, системы методологических принципов и методических приемов филологического исследования (ПК-1);
    способность демонстрировать углубленные знания в избранной конкретной области филологии (ПК-2);

по видам деятельности в соответствии с профильной направленностью магистерской программы:
научно-исследовательская деятельность:
    способность к самостоятельному пополнению, критическому анализу и применению теоретических и практических знаний в сфере гуманитарных наук для собственных научных исследований (ПК-4);
    владение навыками самостоятельного исследования системы языка и основных закономерностей функционирования фольклора и литературы в синхроническом и диахроническом аспектах; изучения устной и письменной коммуникации с изложением аргументированных выводов (ПК-5);
    владение навыками квалифицированного анализа, комментирования, реферирования и обобщения результатов научных исследований с использованием современных методик и методологий, передового отечественного и зарубежного опыта (ПК-6);

педагогическая деятельность:
    владение навыками квалифицированной интерпретации различных типов текстов, в том числе раскрытия их смысла и связей с породившей их эпохой, анализ языкового и литературного материала для обеспечения преподавания и популяризации филологических знаний (ПК-8);
    владение навыками проведения учебных занятий и внеклассной работы по языку и литературе в учреждениях общего и среднего специального образования; практических занятий по филологическим дисциплинам в учреждениях высшего профессионального образования (ПК-9);

прикладная деятельность:
    способность к созданию, редактированию, реферированию и систематизированию всех типов текстов официально-делового и публицистического стиля (ПК-12).

4. Образовательные технологии:
- «круглый стол»
- презентации;
- научные конференции.

Активные методы обучения, применяемые в курсе
«Этнокультурное пространство современного мордовского романа»    Специфика применения    Время проведения
«Круглый стол»    Представляют собой совместное (преподаватель и магистранты) обсуждение актуальных проблем  и вопросов, касающихся взаимодействия фольклора и романного жанра, о путях ассимиляции фольклорных элементов в ткань романного повествования, о функциях фольклорного, этнографического материала в сюжетно-композиционной структуре произведения. Преподаватель инициирует дискуссию, магистранты активно и на равных включаются в ее обсуждение    В конце изучения основных разделов курса или отдельных тем, после того, как у магистрантов сформируется комплекс базовых знаний, умений и навыков по той или иной теме
Научные конференции    Имитация настоящих конференций (секционных заседаний). Студенты готовят небольшие выступления, отвечают на вопросы аудитории (преподавателя), обобщают работу и формулируют предложения по итогам конференции
    В форме научной конференции целесообразно проводить итоговый контроль (зачет)
Презентации    Составляются магистрантами самостоятельно после изучения определенной темы. Занимают 5-7 минут.    Целесообразно использовать на семинарских занятиях.

5. Содержание учебной дисциплины «Этнокультурное пространство современного мордовского романа»

5.1. Объем дисциплины и виды учебных занятий

Вид  учебной работы    Всего часов
144    Семестры
                3    
Аудиторные занятия (всего)    30            30    
В том числе:    -    -    -    -    -
Лекции    8            8    
Практические занятия (ПЗ)    20            20    
КСР    2            2    
Лабораторные работы (ЛР)                    
Самостоятельная работа, в том числе подготовка к экзамену (всего)    87+27
114            87+27
114    
В том числе:    -    -    -    -    -
Изучение отдельных тем    40            40    
Чтение художественных текстов    40            40    
Изучение критической литературы    34            34    
  Вид  текущего контроля успеваемости    Собеседование, сообщения, опрос, консультации            Собеседование, сообщения, опрос, консультации    
Вид промежуточной аттестации (зачет, экзамен)    экзамен            экзамен    
Общая трудоемкость                                     час
                                                                       зач. ед.    144            144    
    4            4    
5.2     Содержание разделов  учебной дисциплины


№ п/п    
Наименование раздела дисциплины    
Содержание раздела    Формы текущего контроля успеваемости (по неделям семестра)
1.    Фольклор и литература: теоретический аспект проблемы    Теоретическое, литературоведческое и методологическое значение изучения традиций фольклора в литературном творчестве.
Фольклор как источник познания реальной жизни
Проникновение фольклора как словесного художественного творчества в литературу.
Нерасчленимость художественных традиций устной и письменной литературы.
Фольклорные поэтические традиции как показатель национального своеобразия литературного произведения.
Мордовские ученые о взаимосвязи фольклора и литературы.
Процесс овладения мордовской литературой фольклорными традициями: этапы эволюции.
Этнокультурные составляющие современного мордовского романа: мифо-фольклорные элементы, этнографические зарисовки.    Опрос
2.    Этнокультурная составляющая  мордовского романного творчества : обрядовый аспект    Этнообрядность как художественно-эстетическое средство отражения национального сознания в современном мордовском романе.
Фольклорная поэтика как носитель особой выразительности национального мироощущения и литературного слова.
Этнообрядовые компоненты как отражение специфического и национального.
Элементы традиционной культуры в романе К. Абрамова «Пургаз».
Мифофольклорные традиции в романе А. Доронина «Тени колоколов».
Мифофольклорные традиции в романе А. Доронина «Кузьма Алексеев».
Мифофольклорные традиции в романе Е. Четвергова «Ванечка».
    Собеседование
3.    Элементы необрядового фольклора в современном мордовском романе    Народная сказка в структуре романного повествования.
Несказочная проза как внесюжетный элемент в сюжетно-композиционной структуре мордовского романа.
Паремическое творчество как средство обогащения образно-стилевого уровня романа.
Фольклорные истоки поэтики литературных средств в современном мордовском романе. Образы-символы.    Консультации




5.3 Разделы  учебной дисциплины и междисциплинарные связи с обеспечиваемыми (последующими) дисциплинами

№ п/п    Наименование обеспе-чиваемых (последую-щих) дисциплин     № разделов данной дисциплины, необходимых для изучения обеспечиваемых (последующих) дисциплин
        1    2    3    4    5    6    7    8    …
1.    Фольклорные традиции в поэзии З. Дорофеева    +                                
2.    Элементы народного театра в семейно-обрядовой поэзии    +                                
3.    Фольклорные традиции в современной мордовской драматургии     +                                
4.    Жанрово-стилевое многообразие мордовской народной сказки            +                        
5.    Народно-поэтические традиции в современной мордовской повести    +                                
6.    Поэтика жанров мордовского детского фольклора            +                        
7.    Итоговая государственная аттестация    +    +    +                        

5.4 Разделы дисциплин и виды занятий
№ п/п    Наименование раздела дисциплины    Лекц.    Практ.
зан.    Лаб.
зан.    Семин    СРС    Все-го
час.
1.    Фольклор и литература: теоретический аспект проблемы    2    6            34    42
2.    Этнокультурная составляющая  мордовского романного творчества : обрядовый аспект    4    8            40    52
3.    Элементы необрядового фольклора в современном мордовском романе    2    6            40    48

Тематика лекционных занятий
Раздел 1. Фольклор и литература: теоретический аспект проблемы (2 ч.).

Тема 1. Проблемы взаимосвязи литературы и фольклора (2 ч.)
Аспекты рассмотрения проблемы взаимосвязи фольклора и литературы. Методы и принципы изучения взаимосвязей фольклора и литературы.
Степень изученности проблемы взаимосвязи литературы и фольклора в современном отечественном литературоведении и фольклористике.
Достижения отечественной науки по данным проблемам.
Современное состояние мордовской литературоведческой науки в этом вопросе.
Литература:
1.    Андрианова-Перетц В. П. Древнерусская литература и фольклор. - Л., 1974;
2.    Емельянов Л. И. Изучение отношений литературы к фольклору // Вопросы методологии литературоведения. - М.-Л., 1966;
3.    Левинтьян Г. А. Труды по знаковым системам. - 1975, вып. 7.
4.    Далгат У.Г. Литература и фольклор. - М., 1981.
5.    Медриш Д.Н. Литература и фольклорная традиция. - Саратов, 1980.  
6.    Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. - М., 1995;
7.    Топоров В. Н. Ритуал. Символ. Образ. Исследование в области мифологического. - М., 1995;
8.    Лотман Ю. М. Символ в системе культуры. - Тарту, 1987.
9.    Пропп В.Я. Фольклор и действительность. - М., 1976.      
10. Борисов А. Г. Художественный опыт народа и мордовская литература / А. Г. Борисов. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1977. – 189 с.
Раздел 2. Этнокультурная составляющая  мордовского романного творчества: обрядовый аспект (4 ч.).
Тема 2. Этнообрядность как художественно-эстетическое средство отражения национального сознания (2 ч.).
Отражение в литературных опытах этномировосприятия, этико-эстетических ценностей нации, мифофольклорной традиции, т.е  «национальной картины мира». Своеобразие национальной художественной логики в интерпретации «национальной картины мира».
Естественность и закономерность воздействия на словесно-художественный компонент национального бытия таких важных компонентов психического склада нации как бытовой уклад, общеэстетические и морально-этические нормы, исторические традиции широкого культурного спектра.
Этнокультурные поэтические традиции – основа национального самосознания, мотивированная тем, что человек зависим от этнической логики миропонимания.
Фольклорная поэтика как носитель особой выразительности национального мироощущения. Проявление трансформационных возможностей фольклорных жанров.
Этнообрядовые компоненты как средства придания романному повествованию стилистической содержательности в отражении специфического и национального. Структурообразующая функция этнообрядовых компонентов в современном мордовском романе.
Востребованность поэтических форм традиционной культуры как свидетельство естественного тяготения творческого сознания к целостности мировосприятия, расширения философского диапазона мышления писателей и возможности обогащения изображаемого новым общезначимым смыслом.
Литература:
1. Гачев, Г. Д. О национальных картинах мира / Г. Д. Гачев // Народы Азии и Африки, 1967. - № 1. – С. 77 – 92.
2. Костин, В. И. Традиционная обрядовая и необрядовая поэзия русского и финно-угорских народов Поволжья (Поэтика. Взаимодействие. Современное бытование): автореф. дис. … д-ра филол. наук / В. И. Костин. – Москва, 1994. – 34 с.
3. Федосеева, Е. А. Исторический роман Мордовии / Е. А. Федосеева. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2000. – 48 с.
4. Маскаев, А. И. Мордовская народная эпическая песня / А. И. Маскаев. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1964. – 440 с.
5. Шаронов, А. М. Мордовский героический эпос: Сюжеты и герои / А. М. Шаронов. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2001. – 207 с.
6. Корнишина, Г. А. Экологическое воззрение мордвы (религиозно-обрядовый аспект): монография / Г. А. Корнишина. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – 156 с.
7. Майнов, В. Н. Очерки юридического быта мордвы / В. Н. Майнов // Зап. РГО. – СПб., 1885. – Т. 14, вып. 1. – 267 с.
8. Мельников, П. И. Очерки мордвы / П. И. Мельников. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1981. – 136 с.
9. Корнишина, Г. А. Традиционно-обрядовая культура мордвы: учебное пособие / Г. А. Корнишина. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2007. – 116 с.
10. Девяткина, Т. П. Мифология мордвы / Т. П. Девяткина. – Саранск: Тип. «Красный Октябрь», 1998. – 336 с.
11. Лихачев, Д. С. Внутренний мир художественного произведения / Д. С. Лихачев // Вопросы литературы, 1968. – № 8. – С. 74 – 87.
12. Мордовское устное народное творчество: учебное пособие / Мордов. ун-т. – Саранск, 1987. – 288 с.  
13. Самородов, К. Т. Мордовская обрядовая поэзия / К. Т. Самородов. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1980. – 168 с.

Тема 3. Этнообрядность в современном мордовском романе: сюжетно-стилистические функции (2 ч.)
Элементы обрядового фольклора в романе К. Абрамова «Пургаз». Роль сцен родового моления (озкса) в идейном и сюжетном развитии романа. Элементы семейно-обрядового фольклора в романе. Описание похоронного обряда.
Описание народных праздников, гуляний, традиций в романе А. Куторкина «Яблоня у большой дороги» и их художественные функции в ткани литературного произведения. Народность повествования.
Этнообрядовая сфера романа А. Доронина «Кузьма Алексеев». Сцены похорон старика Видмана как ассимилировавшие элементы похоронного обряда.
Элементы семейной обрядности в романе Е. Четвергова «Ванечка». Описание свадьбы и похорон Кули как художественный прием «подведение жизненных итогов» в романе. Художественные функции описаний в сюжетно-композиционной структуре романа.
Литература:
1 Федосеева, Е. А. Исторический роман Мордовии / Е. А. Федосеева. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2000. – 48 с.
2  Корнишина, Г. А. Традиционно-обрядовая культура мордвы: учебное пособие / Г. А. Корнишина. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2007. – 116 с.
3 Самородов, К. Т. Мордовская обрядовая поэзия / К. Т. Самородов. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1980. – 168 с.
4 Шеянова С. В. Этнокультурное пространство современного мордовского романа: обрядовый аспект // Вестник НИИ Гуманитарных наук при Правительстве республики Мордовия, 2012. - № 4.
5. Шеянова С. В. Этнообрядность как художественно-эстетическое средство отражения национального сознания в мордовском историческом романе.

Раздел 3. Элементы необрядового фольклора в современном мордовском романе (2 ч.).
Тема 4. Творческое освоение современными мордовскими романистами традиций необрядового фольклора (2 ч.).
Востребованность традиций необрядового фольклора в современном мордовском романе. Художественные функции произведений необрядового фольклора в ткани мордовского романа. Дифференциация использования произведений необрядового фольклора в авторской речи и в речи героев. Жанровые формы необрядового фольклора, ассимилировавшие в романное творчество: сказки, предания, песни, пословицы, поговорки, афоризмы.
Народная сказка в ткани мордовского романа: сюжетно-композиционная и стилистическая функция.
Произведения несказочной прозы в ткани мордовского романа: познавательная и художественно-эстетическая функция.
Пословицы  и поговорки как средство стилизации в современном мордовском романе.
Литература:
1 Федосеева, Е. А. Исторический роман Мордовии / Е. А. Федосеева. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2000. – 48 с.
2    Далгат У.Г. Литература и фольклор. - М., 1981.
       3 Борисов А. Г. Художественный опыт народа и мордовская литература / А. Г. Борисов. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1977. – 189 с.

6. Лабораторный практикум (лабораторный практикум учебным планом не предусмотрен).

1.    Практические занятия.

Раздел 1. Фольклор и литература: теоретический аспект проблемы (6 ч.).
Тема 1. Традиции устного народного творчества в литературном творчестве (2 ч.).
Теоретическое, литературоведческое и методологическое значение изучения традиций фольклора в литературном творчестве.
Фольклор как источник познания реальной жизни
Проникновение фольклора как словесного художественного творчества в литературу.
Нерасчленимость художественных традиций устной и письменной литературы.
Фольклорные поэтические традиции как показатель национального своеобразия литературного произведения.
Литература:
1 Сидельников В. М. Народно-песенные традиции в творчестве современных лириков. – Смоленск, 1957.
2 Микушев А. К. Коми литература и народная поэзия. – Сыктывкар, 1961.
3 Далгат У. Б. Литература и фольклор / У. Б. Далгат. – М.: «Наука», 1981. – 302 с.
4 Выходцев П. С. Русская советская поэзия и народное творчество. – М.-Л., 1963.

Тема 2. Мордовские ученые о взаимосвязи фольклора и литературы (2 ч.)
А. И. Маскаев о влиянии фольклора на творчество национальных литераторов.
Взаимосвязи фольклора и литературы в научном исследовании А. Г. Борисова.
Литература:
Борисов А. Г. Художественный опыт народа и мордовская литература / А. Г. Борисов. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1977. – 189 с.
Мордовское устное народное творчество : учебное пособие / под ред.
А. В. Алешкина. – Саранск : Изд-во Мордов ун-та, 1987. – 288 с.
        Маскаев А. И. Мордовская народная эпическая песня. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1964. – 465 с.

Тема 3. Процесс овладения мордовской литературой фольклорными традициями: этапы эволюции (2 ч.).
«Мордовская история. Об исходе мордовского наречия (эрзя-кель), об их царе Тюштяне и царице Пештене…», записанная со слов Т. Завражнова как первый литературный вариант мордовского народного эпоса о Тюште и его народе.
Ориентация мордовских поэтов 1920 – 1930-х годов на песенные формы. Жанровая специфика стихотворений «Песня пастуха», «Новая девичья песня», поэмы «Моро Ратордо» и др.
Художественное воскрешение предания о Разине в поэме А. Рогожина «Гале» (1935).
Введение преданий, исторических песен, пословиц и поговорок в в драме П. Кириллова «Литова». Фольклорные традиции при изображении образной системы. Фольклорные образы в поэме «Утро на Суре».
Поэтические источники эпической и лирической песни в поэзии М. Безбородова. Сохранение формы фольклорной песни в произведениях М. Безбородова. Традиции устного поэтического творчества в поэмах «Сказка-быль», «За волю».
Использование фольклорных мотивов, сюжетов и форм в оригинальных литературных опытах 1950 – 2000-х годов.
Гиперболизация как одна из форм создания идеализированного положительного героя в романе «Яблоня у большой дороги»
Органичное включение фольклорных элементов (преданий, сказок) в сюжет литературных произведений. Символика фольклорной сказки в романе А. Доронина «Перепелка – птица полевая».
Элементы традиционной этнообрядности в романе 1980 – 2000-х годов.
Паремическое творчество народа как средство выразительности литературного текста.        
Литература:
Борисов А. Г. Художественный опыт народа и мордовская литература / А. Г. Борисов. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1977. – 189 с.
Мордовское устное народное творчество : учебное пособие / под ред.
А. В. Алешкина. – Саранск : Изд-во Мордов ун-та, 1987. – 288 с.
        Маскаев А. И. Мордовская народная эпическая песня. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1964. – 465 с.

Раздел 2. Этнокультурная составляющая  мордовского романного творчества: обрядовый аспект (8 ч.)

Тема 4. Элементы традиционной культуры мордовского народа в романе К. Абрамова «Пургаз» (2 ч.).
Функции этнографических описаний в романе «Пургаз». Своеобразие быта, одежды древней мордвы как отражение духовной культуры народа.
Жанровая специфика романа-сказания. Синтез документализма, вымысла и фольклорных источников.
Элементы обрядового фольклора в ткани повествования. Календарно-обрядовые и семейно-обрядовые действа как отражение мировоззрения древних эрзян.
Художественные функции родового моления в сюжетном развитии романа.
Язык и стиль романа «Пургаз». Имена собственные (антропонимы, гидронимы, топонимы и др.). Арзаизмы и историзмы как средство стилизации исторического повествования.

Тема 5. Мифофольклорные традиции в романе А. Доронина «Тени колоколов» (2 ч.).
Поэтика образов-символов в романе «Тени колоколов». Мифофольклорная основа образов коршуна и колоколов.
Образ коршуна как авторское воплощение идеи восхождения человека.
Цикличность появления коршуна в повествовании.
Образ колоколов в раскрытии идеи произведения.
Идея национальной веры в романе и ее отражение посредством образа Никона.

Тема 6.  Традиции этнокультуры в романе А. Доронина «Кузьма Алексеев» (2 ч.).
Документальная основа романа. Дело о «Кузьке-боге».
Отражение национального мировоззрения и миропонимания в романе.
Идея преемственности веры предков в романе.
Сцена родового моления на священной поляне Репеште. Речь Кузьмы Алексеева на молении.
Элементы похоронного обряда как отражение национальной духовной культуры народа.
Описания праздников и народных гуляний в сюжетном движении романа.
Этнографические описания в романе. Их познавательная и художественная функция в романе.

Тема 7. Ассимиляция мифофольклорных традиций в романе Е. Четвергова «Ванечка» (1 ч.).
Специфика художественного отражения свадебного и похоронного обрядов в романе.
Функции картин обрядовых действ в сюжете романа.
Художественная функция сновидений в романе.
Отражение христианского мотива очищения огнем в романе.

Тема 8. Элементы народной культуры и устно-поэтического творчества в романе А. Куторкина «Яблоня у большой дороги» (1 ч.).
Описание эрзянской свадьбы в романе. Причитания (урнемат) Луши и ее свекрови. Символический смысл причитаний Луши накануне гибели.
Сцены крещения ребенка.
Трансформация народных похоронных причитаний в романе. Причитание Палая об умершей матери.
Элементы календарно-обрядовых действ в романе. Описание Рождественского сочельника и калядования.
Заговоры в ткани романа. Их художественная роль.

Раздел 3. Элементы необрядового фольклора в современном мордовском романе (6 ч.).

Тема 9. Народная сказка в структуре романного повествования (2 ч.).
Трансформация народных сказок в романе А. Куторкина «Яблоня у большой дороги»: «Как соловей научился петь», «Рыбак и дочь ведявы».
Нравственно-этический смысл сказки в сюжете романа А. Доронина «Перепелка – птица полевая». Ее роль в решении экологической проблематики.
Трансформация народной сказки в авторскую в ткани романа А. Доронина «Кузьма Алексеев»: сказка, рассказанная Кузьмой Алексеевым: функции в раскрытии идеи и стилизации текста.

Тема 10. Несказочная проза как основа сюжета и как внесюжетный элемент в сюжетно-композиционной структуре мордовского романа (2 ч.).
Сказания о народной героине Алене Арзамасской (Алене Старице) в основе романа К. Абрамова «За волю».
Фольклорная основа романа-сказания К. Абрамова «Пургаз».
Трансформация исторической песни «На горах то было, на Дятловых» в сюжете романа «Пургаз».
Элементы народных преданий в художественной ткани романа М. Сайгина «Трудное счастье». Стилистические и композиционные функции.

Тема 11. Фольклорные истоки поэтики литературных средств в современном мордовском романе. Образы-символы (2 ч.).
Образ сказителя-повествователя в романе А. Куторкина «Яблоня у большой дороги». Образ яблони в романе. Фольклорная поэтика при описании ярмарочных сцен. Песни и приметы в ткани романа. Народные поговорки, пословицы, афоризмы как средство стилизации речи. Сочетание фольклорных и авторских элементов.
Образ реки Талы в романе в стихах И. Калинкина «Женщина и река».
Образ-символ волчицы Керязь Пуло в романе А. Доронина «Перепелка – птица полевая».
Фольклорная основа символического образа лося Отяжки в романе А. Доронина «Кузьма Алексеев».
Образ-символ коровы Сюракш в романе Е. Четвергова «Ванечка».
Народные пословицы и поговорки в построении стилистической структуры текста романа М. Сайгина «Трудное счастье».

8. Оценочные средства для текущего контроля успеваемости,
промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины и учебно-методическое    обеспечение    самостоятельной    работы    студентов.

    8.1 Текущий контроль успеваемости
Контрольные вопросы:
В чем проявляется взаимосвязь художественных традиций устной и письменной литературы?
Почему устно-поэтические традиции исследователи считают показателями национального своеобразия литературного произведения?
Дайте определение терминам «мифопоэтика», «мифо-фольклорная тенденция».
Назовите типы художественной обработки мифо-фольклорного материала в современном мордовском романе.
Кто из отечественных ученых изучал проблемы взаимосвязи фольклорных традиций и литературного опыта и проникновения устно-поэтических традиций в авторскую почву?
Кто из национальных исследователей обращался к изучению вопроса о взаимосвязи фольклора и литературы?
Как протекал процесс овладения мордовской литературой фольклорными традициями?
Возможно ли утверждение: мордовские литераторы лишь в последние десятилетия обратились к освоению традиций устно-поэтического творчества народа? Аргументируйте свой ответ.
Что определяет этнокультурную составляющую мордовского романа?
Чем вызвано обращение писателей к фольклорным текстам, мотивам и образам?
Каковы функции мифо-фольклорных элементов в структуре мордовского романа?
Аргументируйте функции мифофольклорной поэтики как средства обогащения стилистически-речевого, образно-сюжетного и идейного уровня мордовского романа.
Каким образом этнографические описания в современном мордовском романе способствуют отражению культуры и  мировоззрения народа?
Какие элементы традиционной мордовской культуры проявляются в современном мордовском романе?
Какие элементы этнообрядности реставрируют в своих произведениях мордовские романисты?
Почему этнообрядность считают художественно-эстетическим средством отражения национального сознания?
Какие традиции календарной обрядности находят отражение в мордовском романе?
Какие жанры народной семейно-обрядовой поэзии нашли отражение в мордовском романе?
Как осваиваются мордовскими романистами традиции необрядового фольклора?
Какие жанры необрядового фольклора проникают в ткань мордовского романа?
Какую функцию выполняет сказание в сюжетном построении романов К. Абрамова «Пургаз» и «За волю»?
Какую функцию выполняют сказки в сюжетной ткани романа А. Куторкина «Яблоня у большой дороги» и А. Доронина «Перепелка – птица полевая»?
Какие обрядовые действа художественно реставрируются в романе К. Абрамова «Пургаз»?
Какова роль картины родового моления в романе А. Доронина «Кузьма Алексеев»?
Определите этнокультурное поле романа Е. Четвергова «Ванечка».
Какова функция мифо-фольклорных образов символов в романе А. Доронина «Тени колоколов»?
Какую роль играют народные пословицы и поговорки в языке и стиле мордовского романа?
Назовите функции этнографических описаний в мордовском романе.
Определите перспективы обращения мордовских писателей к освоению поэтики фольклора.

8.2 Промежуточная аттестация
Вопросы к экзамену
Теоретическое, литературоведческое и методологическое значение изучения традиций фольклора в литературном творчестве.
Устно-поэтические традиции как показатель художественного и национального своеобразия мордовского романного слова.
Типы художественной обработки мифо-фольклорного материала в современном мордовском романе.
Этнокультурные составляющие современного мордовского романа: мифо-фольклорная традиция, этнографические описания.
Мифофольклорная поэтика как средство обогащения стилистически-речевого, образно-сюжетного и идейного уровня мордовского романа.
Этнографические описания в современном мордовском романе как отражение культуры и  мировоззрения народа.
Этнообрядность как художественно-эстетическое средство отражения национального сознания в современном мордовском романе
Этнообрядность в современном мордовском романе: сюжетно-стилистические функции
Традиции освоения необрядового фольклора в современном мордовском романе.
Мордовские ученые о взаимосвязи фольклора и литературы (работы А. Алешкина, А. Борисова, М. Ефимовой).
Элементы традиционной культуры мордовского народа в романе К. Абрамова «Пургаз».
Устно-поэтические традиции в романе А. Куторкина «Яблоня у большой дороги».
Этнообрядовая сфера романа А. Доронина «Кузьма Алексеев».
Специфика образов-символов в романе А. Доронина «Тени колоколов».
Этнокультурное пространство романа Е. Четвергова «Ванечка».
Народная сказка в структуре романного повествования.  
Несказочная проза как основа сюжета и как внесюжетный элемент в современном мордовском романе.        
Фольклорные истоки поэтики литературных средств в современном мордовском романе.
Фольклорные образы-символы  в современном мордовском романе.
             Пословицы  и поговорки как средство стилизации в современном мордовском романе.
                        
8.3. Учебно-методическое обеспечение самостоятельной работы магистрантов
Самостоятельная работа магистрантов является основной частью учебного процесса в высшей школе. Более того, все аудиторные формы обучения оказываются малоэффективными без надлежащим образом организованной самостоятельной работы. Самостоятельная работа – это педагогически управляемый процесс самостоятельной деятельности магистранта, обеспечивающий реализацию целей и задач высшей школы по овладению им необходимым объемом знаний, умений, навыков, опыта творческой работы и развития профессиональных и нравственных качеств магистранта. Сюда относится вся система учебной и профессиональной деятельности, в которой участвует магистрант как активный субъект учебного процесса, – учебные занятия, внеаудиторная работа, педагогическая практика, учебная и научно-исследовательская работа. В узком смысле это вся система внеаудиторной подготовки магистрантов к различным видам учебной деятельности – лекциям, семинарам, практическим занятиям, учебной и научно-педагогической практике, зачетам, экзаменам, написанию курсовых и выпускных работ.
Темы для самостоятельного изучения
Тема 1. Осмысление фольклорно-литературных связей в литературоведческой науке.
Фольклор как источник и питательная среда творческого начала самобытного автора.
Необходимость научного изучения фольклорно-мифологического контекста.
Исследователи о природе мифа.
Активное мифотворчество современного общества.
Систематизация и определение понятий «мифопоэтика», «мифологический образ», «мифо-фольклорная тенденция», «Символ», «архетип» и др.
Литература:
Барт Р. Мифология. – М.: Изд-во им. Сабашникова, 1996. – 313 с.
Далгат У. Б. Этнопоэтика в русской прозе 20-90-х гг. ХХ века. – М., 2004. – 212 с.
Далгат У. Б. Литература и фольклор: теоретические аспекты. – М., 1981. – 190 с.
Дьяконов И. М. Архаические мифы Востока и Западав. – М., 1990. – 247 с.
Паранук К. Н. Мифопоэтика и художественный образ мира в современном адыгском романе : дисс. д-ра филол. наук, Майкоп, 2006.
Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ : иссл. В обл. мифопоэтики. – М., 1995. 624 с.

Тема 2. Типы художественной обработки мифо-фольклорного материала.
Реконструкция мифа.
Ассимиляция мифа.
Интерпретация мифа.
Индивидуально авторское мифотворчество.
Литература:
Телегин С. М. Философия мифа. Введение в метод мифореставрации. – М., 1994. – 144 с.
Далгат У. Б. Литература и фольклор: теоретические аспекты. – М., 1981. – 190 с.

Тема 3. Пути обращения мордовских прозаиков к мифопоэтическим и фольклорным истокам.
Осмысление мордовской художественной системы в контексте мировой тенденции мифологизации.
Непреднамеренный, бессознательный характер введения мифо-фольклорных элементов в повествовательное русло.
Преобладание мифотворческих тенденций в исторической прозе. Мотивированность этого процесса как желания писателей обратиться к истокам, корням бытия.

Тема 4. Мифофольклорная поэтика как средство обогащения стилистически-речевого, образно-сюжетного и идейного уровня литературного произведения.

Тема 5. Этнографические описания в современном мордовском романе как отражение культуры и  мировоззрения народа.

Тема 6. Творческое переосмысление философских обобщений, заключенных в фольклорных представлениях народа.

Тема 7. Использование в современном мордовском романе фольклорной символики. Архетип дерева в мордовском романе.

Тема 8. Мифофольклоная поэтика как основа сюжета  и как средство стилизации в современном мордовском романе
Тема 9. Паремическое творчество как средство обогащения образно-стилевого уровня романа.

Тема 10. Проконспектировать работу  Далгат У. Б. Литература и фольклор: теоретические аспекты (М., 1981) и оценить ее роль в решении проблем взаимосвязи фольклора и литературы.

Тема 11. Написать рецензию на работу Питиной С. А. Концепты мифологического мышления как составляющая концептосферы национальной картины мира» (Челябинск, 2002).

9. Учебно-методическое и информационное обеспечение учебной  дисциплины:

а) основная литература
1 Борисов А. Г. Художественный опыт народа и мордовская литература / А. Г. Борисов. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1977. – 189 с.
2 Далгат У. Б. Литература и фольклор / У. Б. Далгат. – М.: «Наука», 1981. – 302 с.
        3 Ефимова М. Ф. О взаимосвязях фольклора и мордовской литературы // Проблемы современной мордовской литературы. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1979. – С. 179 – 204.

б) дополнительная литература
Медриш Д. Н. Литература и фольклорные традиции: вопросы поэтики. – Саратов : Изд-во Саратов. ун-та, 1980. – 296 с.
Самаркина Н. П. Фольклорные традиции в современной мордовской поэзии : дисс… канд. филол. наук. – Саранск, 1991. – 162 с.
Мордовское устное народное творчество : учебное пособие / под ред.
А. В. Алешкина. – Саранск : Изд-во Мордов ун-та, 1987. – 288 с.
Барт Р. Мифология. – М.: Изд-во им. Сабашникова, 1996. – 313 с.
Далгат У. Б. Этнопоэтика в русской прозе 20-90-х гг. ХХ века. – М., 2004. – 212 с.
Дьяконов И. М. Архаические мифы Востока и Западав. – М., 1990. – 247 с.
Паранук К. Н. Мифопоэтика и художественный образ мира в современном адыгском романе : дисс. д-ра филол. наук, Майкоп, 2006.
Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ : иссл. В обл. мифопоэтики. – М., 1995. 624 с.
Питина С. А. Концепты мифологического мышления как составляющая концептосферы национальной картины мира. – Челябинск, 2002. – 270 с.
         Пошатаева А. В. Литература и фольклор. – М., 1981 . – 64 с.

В) программное обеспечение и Интернет-ресурсы:
www.library.saransk.ru – Мордовская республиканская библиотека им. А. С. Пушкина
www.library.finugor.ru – Финно-угорская электронная библиотека
www.fulr.karelia.ru – финно-угорские библиотеки России
www.portal.do.mrsu.ru – наследие финно-угорских народов

10. Материально-техническое обеспечение дисциплины:
В процессе изучения данной дисциплины используются следующие технические средства обучения и контроля:
1. Компьютер, мультимедийный проектор для презентаций;
2. DVD-диски с видео записями;
3. Аудиоаппаратура, аудиозаписи.

11. Методические рекомендации по организации изучения дисциплины

11.1  Примерное содержание сообщаемого на лекционном занятии материала
Тема. Этнообрядность как художественно-эстетическое средство отражения национального сознания в современном мордовском романе
В связи с историко-культурными процессами, происходящими в настоящее время в нашем обществе, исследование национального своеобразия культуры приобретает большое научно-теоретическое и практическое значение. Культура народа – сложная система, определяющая поведение, мироощущение, мышление каждого из его членов, систему духовных ценностей. Этнокультурные составляющие любого народа наиболее ярко проявляются в обрядовой культуре, находящейся в тесном взаимодействии с его духовностью и нравственностью. Традиционная обрядность изначально имела яркую этническую окраску и, в определенной степени, выступала формой этнического самосознания, мифологического этномировосприятия и воздействовала на бытовой уклад, общеэстетические и морально-этические нормы поведения в социальной и семейной жизни.
Сфера бытования традиционной обрядовой культуры постоянно сужается, существует реальная угроза исчезновения многих ее элементов. Одной из форм художественного мышления, средством выявления ценностных ориентаций народа и культурного богатства являются художественные литературные опыты. Литературное творчество как часть национальной культуры естественным образом впитывает национальное мироощущение, эстетические, нравственно-этические нормы, заложенные мифопоэтикой и традиционной обрядностью народа. Обращение мастеров слова к художественной интерпретации традиционных обрядов и обычаев в крупных жанровых формах прозы – это проявление национально-этнической самобытности произведений и факт этнического ренессанса.  
Национальное мироощущение, эстетические, нравственно-этические нормы, заложенные мифопоэтикой и традиционными религиозными верованиями, являются, в свою очередь, основой концепции мира и человека в любой национальной литературе. Отечественный исследователь Г. Д. Гачев  в своих работах «Национальные образы мира», «Космо – Психо – Логос. Национальные образы мира», «Национальные образы мира: Общие вопросы» и др. сводит мысль к тому, что природно-географические, психологические, этнографические и другие факторы формируют особенности национального образного мышления, национальную систему ценностей, своеобразие мировоззрения народа.
Каждый художник смотрит на мир глазами своего народа, и вполне естественно, что идеи, замыслы, образы, воплощенные им, национально окрашены. Поэтому для понимания национального своеобразия произведения важно понять национальную художественную логику: «какой «сеткой координат» данный народ улавливает мир и, соответственно, какой космос (в древнем смысле слова: строй мира, миропорядок) изображает он в своем художественном творчестве». Данное высказывание подвело нас к необходимости обращения к вопросу об интеграции трансформированных элементов традиционной обрядности, в совокупности являющихся частью «национального образа мира», в мордовское литературное слово.
По мере удаления в дебри и дали инновационных и технических достижений ХХ века писатели Мордовии в поисках возможной гармонии все больше испытывают потребность приблизиться к истокам, к корневой системе жизни как к ее стержню, опоре, способу проверки на истинность. Этнокультурные поэтические традиции – основа национального самосознания, т.к. человек никогда не сможет быть свободным этнической логики миропонимания, и, вопреки закономерностям процесса урбанизации, необходимость познания истоков будет заставлять людей все чаще оглядываться назад в прошлое в поисках аналогий, которые могут помочь прояснить и подтвердить настоящее.
На наш взгляд, следует говорить о том, что мордовская литература испытывала и испытывает на себе благотворное влияние национально-эстетических ценностей, этнодуховных ориентиров. Приверженность мифофольклорной тенденции становится традиционной в мордовской литературе еще в самом начале ХХ столетия, обусловлено это тем, что национальная повествовательная система как литература «младописьменная» для своего становления имела лишь фольклорную художественную основу, в отличие, к примеру, от башкирской, татарской, коми, литератур Средней Азии и Кавказа и т.д., имеющих в своей основе древнюю литературную традицию. Если говорить о состоянии традиционного фольклора в современных условиях и его взаимосвязи с литературным творчеством, то вполне справедливо привести замечание исследователя В. И. Костина о том, что «фольклор является важным источником профессионального искусства».
Внутренний динамизм устно-поэтических форм, идущая от них эстетическая энергия позволили мордовским романистам создать не только яркие запоминающиеся образы отдельных представителей народа (эрзянского князя Пургаза, крестьянина-бунтаря Кузьмы Алексеева, вставшего на защиту веры своих предков), но и определили сюжетно-композиционную основу романов К. Абрамова «Пургаз» и А. Доронина «Кузьма Алексеев», обогатили поэтику романа Е. Четвергова «Ванечка».
В  романе «Пургаз» художественно отображены некоторые эпизоды традиционной обрядности эрзян. Прежде всего следует назвать озксы (моления), возникновение которых связано с практическими нуждами, а с течением времени превратившихся в систему религиозных верований и явившихся определенной ступенью в духовном развитии народа. «Поклонение богам было в определенной мере формой системы жизни, организовывало семейно-бытовую и хозяйственную деятельность, придавало ей осмысленно-разумный характер, так как понятие того или иного божества содержало в себе определенное количество полезных знаний о тех сферах природы и общества, которое они олицетворяли». Согласно народному мировоззрению, божества могли наделать немало бед и неприятностей, если вовремя их не умилостивить и не задобрить. С целью расположения к себе воображаемых сверхъестественных сил, искупления своей вины перед ними люди проводили различные обряды, религиозно-магические ритуалы, моления. Исследователи отмечают периодичность проведения молений: «…общение с богами происходило практически в течение всего года: весной к ним обращались с просьбами о ниспослании здоровья, урожая, увеличения и защиты скотины; летом, чтобы предупредить непредвиденные стихийные бедствия; осенью – с благодарностью за то, что боги создавали благоприятные условия для урожая и т.д.».
Внимание К. Абрамова привлекает весеннее моление. «Каждую весну, лишь на деревьях лопнут почки  и кроны зазеленеют молодой листвой, а лесные поляны покроются травой т цветами, род собирается на большое моление. В иные годы на моление собираются вместе и два, и три рода. Старейшины молян по одним им известным приметам назначают для этого день, который объявляется Великим днем. А до Великого дня каждая семья устраивает свои моляны. Потом собираются всем селом, а то и несколькими селениями и просят Великого бога, Ине Шкая, чтобы он даровал им богатый урожай, чтобы множился и тучнел скот, чтобы он не посылал на их землю ни земных, ни небесных напастей». А. Доронин мотивом проведения молений в эрзянском селе Сеськино называет не только хозяйственные нужды крестьян, но и духовную потребность. «… было время, рассказывают старики, когда с каждого гектара по двести пудов пшеницы собирали. …а нынче посеешь рожь – два мешка лебеды соберешь… До весны хлебушка не оставалось даже на семена. Где взять человеку, обремененному бесконечными заботами, силы духа, веры в завтрашний день, утешения, наконец. Есть только один путь: попросить об этом всемогущего Нишкепаза».  
Исследователи выделяют несколько групп мордовских молян: «общественные и семейные, календарные (праздничные) и некалендарные (случайные)». В каждом молении можно выделить четыре общих элемента: «объект моления (духи, боги явлений), место моления (под липой, у ручья, на роднике, у опушки леса и т.д.), персонал моления, определенный ритуал». Проследим данные составляющие обрядового действа в романах К. Абрамова и А. Доронина.
В основе молений (озксов) мордвы – общинная народная традиция, в них принимали участие практически все члены общины (рода), семейные обряды зародились позднее. Традиционно в обрядовой культуре эрзян и мокшан наблюдается четкое разделение функций половозрастных групп. Основным действующим лицом выступает старшая возрастная группа. Старые люди являются хранителями народных традиций, верований, в силу этого им отводится роль руководителя и исполнителя обрядового действа. Коллективным молением руководили выбранные старики – старейшины – самые уважаемые люди общины или рода. У Абрамова мы встречаем «седобородых старцев, одетых в длинные белые рубахи, в новых лаптях из желтого лыка. У каждого в руках – длинный расписной посох, на котором отмечены двенадцать лунных месяцев года и дни великих молян». В романе А. Доронина идейно-композиционный замысел повествования наделяет ролью жреца Кузьму Алексеева, мужчину среднего возраста. Таким образом, следует говорить об исторической трансформации ролевой нагрузки на молениях.  
Общественные моления мордва обычно проводила у какого-то водного источника (ручья, родника), на опушке леса, у почитаемых деревьев – липы, дуба и березы. На функции деревьев как культовых центров на местах молений эрзян и мокшан, неоднократно указывали исследователи. Так, П. И. Мельников и В. Н. Майнов пишут о том, что в качестве священных деревьев почитались дуб, липа, береза или вяз, около которых совершались общественные моления. Никто не смел потревожить эти деревья (рубить, ломать сучья), повреждение их считалось великим грехом. В «Пургазе» древняя мордва собралась на моление на обширной лесной поляне, на которой «густо разметали свои кроны три старые липы. Их толстые стволы потемнели и потрескались от времени, как ладони землепашца. Из-под могучих корней бьет родник, дно которого золотит промытый песок». По мнению исследователей, «поклонение тем или иным породам деревьев в значительной степени было вызвано их хозяйственным значением». Липа, упоминаемая
К. Абрамовым, имела в хозяйстве большое применение. Ее использовали для строительства, липовое лыко также шло на изготовление плетеной обуви – лаптей, и разнообразных предметов утвари: посуды, сундуков, мебели. Кроме того, липовая кора давала еще один ценный вид сырья – мочало, из которого производили веревки, бечевки, рогожу, кули и т.п.
Местами проведения озксов служили также лесные поляны и священные рощи. В связи с вырубкой лесов и уничтожением служителями Православной церкви священных рощ от них оставались отдельные деревья, которые служили местом паломничества населения. А. Доронин в традициях устно-поэтического творчества описывает священную поляну Репештю: «…куда ни глянешь – древние, могучие дубы-великаны и в человеческий рост трава, в траве россыпь цветов. Верхушки дубов, казалось, достают до неба. … На середине поляны из-под огромного, с мельничный жернов камня, булькал родник. Над родником, который заботливо огорожен слегами, зеленым навесом встали четыре дуба, древних, кряжистых. К самому могучему дереву, которому эрзяне дали имя Озкс-Тумо, были прибиты иконы со святыми ликами. Давным-давно в стволе Озкс-Тумо кто-то сделал топором отметину – углубление. Теперь эрзяне в каждый свой приход сюда, на Репештю, в разросшемся дупле свечу зажигают…». В данном случае образ могучего дуба – не только священный компонент обрядового действа, он становится художественным символом мощи, духовной стойкости и крепости эрзянского народа.
Таким образом, мордовские романисты, изображая деревья культовыми центрами на местах молений своих героев, следуют традиции реалистичной передачи одного из составляющих традиционной обрядности народа.  
Необходимым атрибутом ритуальных молений мордвы были дары и жертвоприношения. Значительное место среди даров и жертв занимали пищевые продукты и блюда, а также животные. «Как дар, так и жертва имеют целью установление доброжелательных отношений между людьми и божествами. В них отражается принцип: даю тебе, чтобы ты дал мне». В определенный период эволюции у мордвы «в дар верховному богу весной топили в реке лошадь или жеребенка», в последствии происходит отход от подлинной жертвы, полностью отдававшейся богам, до символического акта. В последнем случае в ходе обрядовой церемонии пищевая жертва, как правило, съедалась ее участниками, а божества получали лишь часть ее. Божью долю составляли обычно куски жертвенного мяса, кости, голова, хвост, шкура животного и его кровь. О выборе жертвенного животного как ответственного этапа подготовки к молению К. Абрамов повествует: «Старейшины молян задолго до Великого дня отбирают бычков и баранов и откармливают их в отдельных загонах – Ине Шкаю нужно привести достойную жертву» . После завершения продолжительного процесса моления жертвенное мясо раздавалось молящимся: «сначала мужчинам, потом – женщинам и девушкам. Родители делились с детьми». Традиционным угощением на озксах был мед, который запивался пуре. Пуре было обрядовым напитком и входило обязательно в состав жертвенной пищи во время молений. Упоминание о древнем напитке мордвы можно найти практически во всех этнографических исследованиях этносов. «Священное пуре изготовлялось из смеси меда, хмеля, ячменя, варилось как обычное пиво».  
Моления, жертвоприношения наряду с разнообразными обрядами, поверьями и т.д. являются средствами отражения мифологической модели, традиционной системы мифологических представлений народа о строении мира. В мифической поэзии эрзян Верховным Богом – демиургом – является Чипаз (Бог Солнца), в более поздний период его роль отводится сыну Чипаза – Нишкепазу. У К. Абрамова находим упоминание одного языческого бога – Верховного бога Ине Шкая. Однако по воззрениям дохристианской мордвы, миром управляют множество божеств – хранителей интересов рода, ближайших к людям представителей потустороннего мира (Вирява – богиня леса, Ведьава – богиня воды, Юртава – богиня рода, Кудава – богиня дома и др.). В более поздний период политеизм сменяется единобожием, возвышением одного бога – Нишкепаза. Таким образом, К. Абрамов проводит мысль о закрепившейся к началу XIII века тенденции установления монотеизма у мордвы. Творческое видение писателя, воссоздающее этномифологическую художественную модель мира и человека, усиливает онтологическое звучание поднятых автором «вечных» тем и проблем. Кроме того, это способствует непрерывному самопознанию эрзянским народом собственного поистине неисчерпаемого этномифологического феномена.
Включение сцены родового моления (озкса) в ткань «Пургаза» мотивировано потребностью познания национальной культуры и истории. Д. С. Лихачев акцентирует внимание на том, что «… в исторических романах … можно изучать мир истории, … его законы, … систему причинности или «беспричинности» социальных отношений и событий, – одним словом, внутренний мир истории». Вместе с тем следует говорить и о дидактической роли подобных сюжетных вставок: писатель предостерегает современного читателя от действий и поступков разрушительного характера, связанных с отходом от почитания родственных взаимосвязей, уважения старших по возрасту соплеменников. «Заложенный в традиционных обычаях и обрядах огромный гуманистический потенциал может стать фундаментом нравственного и духовного воспитания молодежи, привития им устойчивых образцов поведения и общения, культурных норм и ценностей».  Известно, что у древней мордвы было общепринято преклонение перед старейшинами рода, позднее села, которые принимали не подвергавшиеся критике или сомнению решения по самым важным и ответственным социально-бытовым вопросам. Логика понятия рода, родового, уходящего своими корнями в глубины человеческой эволюции, предполагает единство и непрерывность. С разрушением этого единства может уйти традиционное представление о роде как о чем-то ценностно богатом, жизненно необходимом и возникнуть ощущение духовной катастрофы, начала какого-то разрушительного конца, вакуума бездуховности, играющего деградирующую роль в обществе. Достоверное знание исторического опыта, корней национальной культуры, устно-поэтического творчества, отразившихся в современном литературном творчестве, помогает представителям современного урбанизированного общества найти корни своего этнического существования, познать многообразные пути, приводящие к формированию той этнокультурной среды, сквозь призму которой они воспринимают окружающий мир. Литературная обработка и введение мифофольклорного материала в структуру литературного текста существенны для возрождения и развития этнических традиций.  
Сцена родового моления – не единственное развернутое в сюжетном повествовании «Пургаза» описание национально-обрядового действа, однако попытка творческого представления свадебного и похоронно-поминального обрядов оказалась, на наш взгляд, менее удачной. Данный факт не следует рассматривать как некую недоработку автора, связанную с недостаточной его осведомленностью и информированностью в этом историко-культурном вопросе. «Мир художественного произведения, – пишет д. С. Лихачев, – воспроизводит действительность в неком «сокращенном» варианте. В мире литературного произведения нет многого из того, что есть в реальном мире. Литература берет только некоторые явления реальности и затем их условно сокращает или расширяет, делает их более красочными или более блеклыми, стилистически их организует». Именно стилистическая организация делает мир художественного повествования, несмотря на его условную сокращенность, в некоторых отношениях разнообразнее и богаче, чем мир действительности. Необходимость выявления особенностей национально-исторической среды приводит К. Абрамова к своеобразной стилизации текста, однако основной авторской целью следует усматривать не детальное описание национальной обрядности, что может стать объектом научно-этнографического исследования, а раскрытие художественных образов представителей древней эпохи.
Более подробно похоронный обряд с определенными обрядовыми действами и фрагментом причитания, относимого, по утверждению
К. Т. Самородова, к «основной части похоронного причета» и исполняемого «в момент выноса покойника и движения процессии по улице», предстает в «Кузьме Алексееве». В повествовании они выполняют не  только историко-этнографическую, но и нравственно-эстетическую функцию, обусловленную значимостью темы, которая волновала и волнует каждого человека, –  это вопросы жизни и смерти, бренности и вечности человеческого бытия и т.д. К. Т. Самородов, ссылаясь на общеизвестный очерк И. Н. Смирнова «Мордва» сообщает, что «…смерть, по воззрениям мордвы, не что иное, как переход из земной жизни в загробную, где умерший продолжает свою жизнь». А. Доронин, описывая похороны старика Видмана, обрисовывает религиозно-магические обряды, выражающие подобные воззрения: «Под покойником – лыковая дерюжка, под поседевшей головой вместо подушки трава-чебрец. Холодное тело обернуто в холстину, ноги обуты в новенькие лапти. В изголовье положили ковшик и копейку, чтобы покойный мог на том свете утолить жажду и при желании сходить на ярмарку. К ногам положили лапотную колодку – плети лапти для оставшихся на земле родных и близких. На таганке, на черной сковородке, шипели раскаленные угли, изгоняя из избы нечистый дух». В устно-поэтических традициях похоронных причитаний приводится фрагмент плача по Видману его дочери Окси, что отражает драматизацию описываемого действия и оказывает эмоциональное воздействие на читателя. Включение похоронного обряда в текст романа «Кузьма Алексеев» гармонизирует с общим сюжетным руслом и дает яркое представление о культуре мордовского народа начала XIX века, особенностях его мышления и мировоззрения.
Несомненно, мордовский свадебный обряд – один из самых ярких, театрализованных этнокультурных составляющих, включающих традиционные предсвадебные, свадебные и послесвадебные элементы мытья невесты в девичьей бане, «умыкания невесты, заворачивания ее в кошму и укрытия в специально приготовленном доме, наречения молодой другим именем, взятия девичьего города поезжанами, т. е. участниками свадебного поезда, «погоня за куницей» и др.». По утверждению
К. Т. Самородова, мордовская свадьба представляет «сложный ритуал, где, с одной стороны, сохранилось единство синкретических форм первобытной идеологии, в частности, синкретизм родов и видов художественной формы искусства – поэзии, музыки, хора, пляски, пантомимы и т.д., пронизанных религиозно-обрядовым действом; с другой стороны, наметились уже все элементы драмы: моменты действа, сказа, диалога, ряжения и т.д.». Е. Четвергов в романе «Ванечка» стремится к сохранению лучших традиций национальной культуры. Описанная им свадьба Кули проходит шумно, весело, сопровождается песнями, танцами, игрой на гармошке. «Большой дом Дораевых дрожал от громких голосов, радостных слов, плясок и песен. Сноху взяли – Валдаеву Кулю. Подруги невесты и многие женщины одеты в мордовскую одежду: на головах сверкают «панго», сами в вышитых «ряцях» и «покаях», на ногах вместо лаптей валенки. Горные, поезжанины и младшие поезжанины, подруги невесты… Гостей много. Кроме них – зрители. Дом полон. Кому не удалось пройти вперед, стиснувшись, стояли сзади, некоторые пролезли на печку. Каждый хочет увидеть, красива ли невеста, услышать ее причитания и свадебные песни, посмотреть на песни, пляски, попробовать вкус браги. Сватовство, свадьба – спектакль не на один день. Смотри-наблюдай, сколько душе угодно, пока не надоест, никто не осудит. Такие «подглядывание» плохим, постыдным делом не считалось. Эрзянская свадьба в древние времена продолжалась в течение недели, своими песнями-плясками, проведением всех обрядовых действ напоминала оперу…» [Перевод подстрочный. Наш. – С. Ш.]. Е. Четвергов, как видим, не стремится к детальному изложению всего свадебного обряда, он апеллирует к этическим сторонам данного действа. Процитированный фрагмент повествования позволяет представить особенности этносознания эрзянского народа и, в определенной степени, философию жизни этноса. В произведении художественный этнографизм приобретает зрелую форму, без него невозможно решить нравственно-этические, эстетические, философские проблемы.      
Высказанные положения позволяют говорить о том, что этнообрядовые компоненты, встречающиеся в рассмотренных нами текстах, придают романному повествованию стилистическую содержательность в отражении специфического и национального. Мордовские романисты стремятся раскрыть индивидуальное «я» личности, тесно связанное с этническим самосознанием, этническим «я». Обращение к обрядовой сфере позволяет писателям затронуть сложную философию этноса, художественным словом создать этнически неповторимый портрет народа. Детальное воспроизведение народных обычаев и обрядов не только придает романному повествованию этнографическую окрашенность, делая зримым этнокультурную атмосферу народа, но и становится конструктивным фактором в сюжетно-композиционной и языковой структуре произведений, художественно обогащает их поэтику. Интеграция традиционных форм и мифофольклорной поэтики в литературные опыты свидетельствует о естественном тяготении творческого сознания к целостности мировосприятия, о расширении философского диапазона мышления писателей и возможности обогащения изображаемого новым общезначимым смыслом.
















5. Структура учебной  дисциплины Этнокультурное пространство современного мордовского романа




п/п    Раздел учебной дисциплины    Курс
    Семестр    Неделя семестра    Виды учебной работы,  в т.ч. СРС и трудоёмкость (в часах)    Формы текущего
контроля
успеваемости
(по неделям семестра)    Форма
промежуточной
аттестации
                    Лекцион.
занятия    Практич.занятия    СРС            
1.    Фольклор и литература: теоретический аспект проблемы    2    3    1-4    2    6    34        опрос    
2.    Этнокультурная составляющая  мордовского романного творчества : обрядовый аспект    2    3    5-10    4    8    40        собеседование    
3.    Элементы необрядового фольклора в современном мордовском романе    2    3    11-14    2    6    40        консультации    экзамен

Разработчик
рабочей программы:
к.филол.н., доцент                                   _____________  С. В. Шеянова
            
            
Обсуждено на заседании
кафедры финно-угорских
литератур    
«___»_____2012 г.    
протокол №_____
            
Зав. кафедрой
финно-угорских
литератур    к.филол.н.,                            доцент    ______________    Ю. Г. Антонов


            
Рассмотрено на заседании учебно-методической комиссии филологического факультета     
«___»_____2012 г.    
протокол №_____
            
Председатель УМК филологического факультета    д.пед.н., профессор    ______________    В.П. Киржаева

«___»____2012 г.

            
Декан филологического факультета    д.филол.н., профессор    ______________    М.В. Мосин

«___»____2012 г.
            








Рабочая программа дисциплины обновлена решением кафедры финно-угорских литератур:  



п/п    Прилагаемый  к Рабочей программе документ, содержащий текст обновления    Решение кафедры    Подпись заведующего кафедрой    Фамилия И.О. заведующего кафедрой
        дата    Протокол №        
1.        Приложение № 1    ___.___ 20___г            
2.        Приложение № 2    ___.___ 20___г            
3.        Приложение № 3    ___.___ 20___г            
4.        Приложение № 4    ___.___ 20___г            
5.        Приложение № 5    ___.___ 20___г            

Возврат к списку